Просмотров: 1086
invisible
Санкционная политика недружественных стран стала причиной того, что иностранные организации заблокировали исполнение своих обязательств по договорам с российскими компаниями, а некоторые организации и вовсе заявили об уходе с российского рынка в связи с проведением СВО. Дополнительно к этой ситуации российский бизнес до сих пор не до конца оправился от последствий ограничений из-за пандемии коронавирусной инфекции.
В данной статье мы рассмотрим основные условия о форс-мажоре, которые в сложившейся судебной практике либо принимаются судом в процессе спора, либо не дают положительных результатов.

1)    Иностранная компания заявила об уходе с российского рынка.
Многие международные компании, пользуясь своим положением на рынке, отказывались включать в договоры с отечественными производителями условие об обязательном выкупе каких-либо производимых под их нужды объемов продукции. Поэтому когда компании начали массово покидать российский рынок, российским предпринимателям пришлось принять эту ситуацию и начать считать убытки. Но на практике те, кто попытался уговорить заказчиков выкупить товар, который уже готов, или подали в суд чтобы компенсировать убытки, добились положительных результатов – их иски были удовлетворены.
2)    Размер ключевой ставки для неустойки.
С 28 февраля 2022 года ключевая ставка менялась четыре раза. На практике суды считают, что изменение ставки не должно влиять на расчет неустойки. Поэтому нужно применять ту ставку, которая действовала до спецоперации.
3)    Финансовое состояние компании изменилось из-за СВО.
Из-за влияния внешних факторов поставщики не могут исполнить свои обязательства по передаче товара вовремя, поскольку скорость денежных операций на данный момент изменилась. Однако практика показывает, что суды не снижают размер неустойки по коммерческим договорам, объясняя это тем, что ситуация, когда денежных средств недостаточно, — не основание для решения не платить. А убедительных доказательств того, что именно специальная военная операция и реакция финансового и сырьевого рынков повлияли на исполнение обязательств по договору, как правило, никто предоставить не может.
4)    Санкции недружественных стран против РФ.
Суд не признает санкции против России обстоятельством непреодолимой силы. Чтобы квалифицировать события в качестве обстоятельств непреодолимой силы, их чрезвычайность должна быть исключительной. То есть выход за пределы нормальных, обыденных условий должен быть таким, что учесть их нельзя ни при каких обстоятельствах. А поскольку различные формы ограничения сотрудничества действуют ещё с 2014 года, то санкции необходимо учитывать в ходе осуществления предпринимательской деятельности.
5)    Форс-мажор «оптом».
Иногда ответчики пытаются использовать все возможные проблемные ситуации для того, чтобы уйти от ответственности. Они указывают и влияние коронавируса, и санкции недружественных стран, и проблемы с логистикой из-за СВО, а также приостановку деятельности иностранных компаний на территории РФ. Однако суды проверяют все такие доводы по отдельности и учитывают сроки, когда ответчик должен был исполнить обязательства.
6)    Отголоски пандемии.
Коронавирусную инфекцию суды признают обстоятельством непреодолимой силы. Однако использовать этот довод могут не все категории должников. О том, что для компании это действительно форс-мажор, показывают определенные обстоятельства конкретного дела. Суды проверяют каждый спор индивидуально, в том числе срок исполнения обязательства и его характер, а также разумность и добросовестность действий должника и т. д.
7)    Нестабильная деятельность компаний.
Исполнять обязательства по договорам поставки затрудняются не только поставщики, но и покупатели. Однако суды не считают общее ухудшение стабильности коммерческой деятельности как повод освобождения от ответственности. Стороны контрактов, как правило, субъекты предпринимательской деятельности, а значит, по мнению суда, должны предполагать наступление рисков.

Материал подготовлен на основании данных электронного журнала «Юрист компании».